Москвич Анатолий Паншин: Вырезал ложку на спор и нашел дело всей жизни

Новости Москвы

Работы Анатолия Ивановича побывали в Берлине, Кельне, на Кипре, его вазы, подносы, ложки, ключи все чаще «переезжали» в квартиры знаменитостей

Фото: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»
Работы Анатолия Ивановича побывали в Берлине, Кельне, на Кипре, его вазы, подносы, ложки, ключи все чаще «переезжали» в квартиры знаменитостей
Талант резчика по дереву в Анатолии Паншине проснулся не в детстве и даже не в юности. Резец он взял в руки шутки ради, не подозревая, что занятие это станет главным делом его жизни.

В доме резчика Анатолия Паншина — как в музее, с той лишь разницей, что все экспонаты сделаны руками хозяина.

— Вы так умело управляетесь с деревом, наверное, с детства этому научились?

— Нет, у меня была совсем другая профессия. Я родился в Житомире, отец у меня командир танковой роты, два раза горел. Во время войны мама Анастасия Шухвостова (она была уникальная женщина — водила танк, мотоцикл, отлично стреляла) взяла нас, детей, и уехала в Пензу. Там я окончил школу, институт, переехал в Москву, женился, работал на важном предприятии.

Все началось с хобби, в 1980 году. Знакомые ребята были в Африке и привезли оттуда сувениры — большие резные ложку и вилку.

А я возьми да и поспорь на ящик пива, что сумею такие же вырезать. А сам не знал даже, как подступиться к дереву. Но взял липу, потому что она мягкая, податливая, и вырезал шесть штук.

— То есть спор выиграли!

— Да. Но остановиться уже не смог. Увлекся не на шутку. После липы были красное и черное дерево, бова, абаш, сандаловое и очень твердое аргентинское дерево бакаут. Что я только не вырезал! Вазы, подносы, оружие, украшения… Одних метровых ложек штук 80 раздарил друзьям и близким.

Читать также  Приморские рыбаки достигли рекордных уловов

— А где дерево брали? В Москве сандаловое дерево не растет.

— Спасибо друзьям и знакомым: узнав о моем увлечении, они стали мне помогать. Однажды ребята из Краснодара привезли в «Экспоцентр» каштан, его ствол был огромным, диаметром в 3,5 метра. Всем стало интересно, сколько дереву лет. Насчитали 750 колец, а потом запутались — очень плотные кольца пошли, даже с лупой не рассмотришь. Из подаренного мне среза высотой 6 сантиметров я сделал 5 подносов и фигуру «Рыба-банкир».

— Где же вы эти богатства храните?  

— Дома. Супруга моя Светлана Владимировна иногда ругается: «Квартиру всю заставил, убираться сложно!» Мои поделки везде: в антресолях, и под диваном, и даже под кроватью.

— Продавать не пробовали?

— И это бывает. Первая продажа у меня была на ярмарке в Битце. Принес вещи, разложил. И вдруг сотрудники полиции пришли и арестовали меня, думали, что я антикварный обокрал. Хорошо, более 100 художников за меня заступились.

В доме резчика Анатолия Паншина — как в музее, с той лишь разницей, что все экспонаты сделаны руками хозяина Фото: Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

Знакомства с единомышленниками — творческими людьми, художниками, помогли резчику-самоучке выйти на новый уровень: мастера Паншина стали приглашать на выставки. Работы Анатолия Ивановича побывали в Берлине, Кельне, на Кипре, его вазы, подносы, ложки, ключи все чаще «переезжали» в квартиры знаменитостей.

Мастер всегда любил делать подарки: например, Майе Плисецкой подарил красивую резную хлебницу.

— Знаменитая балерина восхищалась, а мне было приятно! Я несколько лет готовил подарок теннисистке Марии Шараповой — вырезал ракетку с двумя голубями, но передать так и не удалось — до сих пор дома лежит.

Читать также  Автоинспектор помог пожилой орловчанке перейти дорогу, остановив движение

— Вам своим мастерством делиться нужно с учениками. У вас дети есть?

— У меня уже и внук есть. Ваня ходит в школу, мы с ним друзья. Он любит лего собирать, сложные вещи делает. Помешан на своем хобби, весь в меня. Сын тоже рукастый, работает слесарем, дочка — переводчик английского. Мы с женой пенсионеры.

— Но вы-то сложа руки не сидите. У вас вон вся кухня из дерева.

— Я ее полностью своими руками сделал. А на даче — беседку и крышу на веранде. Крыша у меня особенная, ее можно поднимать. Помню, вечер, тишина… Мы сидим, вдруг слышим, кто-то крадется. Я поднимаю крышу, гляжу оттуда на человека, спрашиваю: «Что ты здесь делаешь?» Он убежал. Вот видите, как у меня получилось: вырезал ложку на спор и нашел дело всей жизни.

Post Author: Sergey