Мечта Александра Дейнеки

20 мая исполнится 120 лет Александру Дейнеке, замечательному художнику, которого знают решительно все — хотя бы по мозаикам на московской станции метро «Маяковская».

Люди проходят мимо них, не обращая внимания на привычную, примелькавшуюся красоту. Парашютисты, словно летящие, парящие в воздухе спортсмены, самолеты с алыми крыльями, Кремль, напоминающий космическую ракету, дирижабль… Все это знаки времени, символы, по которым Дейнека выстроил свое творчество и структурировал биографию.

Мечта Александра Дейнеки

Спорт, самолеты и дирижабли — олицетворение раннего советского времени, с его культом здорового человеческого тела и новейшей на то время техники, верой в будущее и прогресс. Нам это непонятно: тридцатые годы, с их порывом вперед и вверх, героикой и ужасом остались в прошлом, мозаики Дейнеки для нас всего лишь красивая картинка. Одна из лучших книг об этом времени не случайно называется «Террор и мечта. Москва 1937» (Карл Шлегель, РОССПЕН, 2011), и эта мечта с необыкновенной полнотой воплощена в творчестве Дейнеки. При этом он, признанный советской властью (Герой Соцтруда, Ленинская премия, два ордена Ленина) художник, был необыкновенно противоречив. По сути дела, Дейнека прожил не одну, а несколько творческих жизней.

Мечта Александра Дейнеки

В первой он был модернистом, испытал сильное влияние Пикассо и немецкого экспрессионизма, и это отозвалось ему в 1948-м, когда началась борьба с тлетворным влиянием Запада. Дейнеку покарали, понизили в должности — он был директором Московского института прикладного и декоративного искусства, а стал преподавателем. Его судьбу это не сломало, впереди были присуждение звания народного художника СССР и Ленинская премия, официальное признание одним из первых мастеров своего времени. И очередная трансформация — поздние работы Дейнеки, с ликующими, красиво одетыми колхозниками на открытии красивой колхозной электростанции («Открытие колхозной электростанции», 1952), мощными и опрятными кузнецами («Кузнецы», 1957), бодрыми рабочими и мудрым руководителем («На просторах подмосковных строек», 1949), так полно выражают идеал социалистического реализма, что одновременно его обнуляют. Мечта выдохлась, после этого из картин художника ушли энергия, вера, внутренний драйв, хотя мастерство осталось безупречным. Для того чтобы понять, как сильна и прекрасна, художественно плодотворна была мечта, достаточно взглянуть на работы Дейнеки 20-30-х годов.

Читать также  В Мурманске пройдет День православной книги

Мечта Александра Дейнеки

Монументальная, словно отлитая из бронзы «Оборона Петрограда» (1928). Вратарь, тянущийся в воздухе за мячом, распластавшийся в нем так, как будто он преодолел законы гравитации («Вратарь», 1934). Залитые солнцем города и поселки, обнаженные и полуобнаженные женские и мужские тела, свет, воздух, рвущаяся вперед сила. Парящие над землей самолеты. Особенно хорош «Бомбовоз» 1932 года — огромный, как дом, ТБ взлетает над весенним лугом. За крыльями самолета виден грозовой фронт (репродукция предоставлена Астраханской картинной галереей)… Все это существует в отрыве от реальной жизни своего времени и имеет к ней такое же отношение, как жизнеутверждающий советский кинематограф 30-х, вот только в работах Дейнеки несравнимо больше творческой мощи, и проживут они намного дольше. В фильмах этого времени ощутим привкус конформизма, а его написанные в 20-х и 30-х годах картины честны, их одухотворяет искренняя вера в идеал, они по-настоящему радостны. Новая жизнь для него равна свободной силе и раскрепощенности, она светла, ее создают сильные, уверенные в себе, живущие без оглядки на других люди. Эта картина мира, конечно же, была чистейшей воды утопией.

Подробнее: https://rg.ru/2019/05/15/kak-hudozhnik-a-dejneka-prishel-k-trudnomu-resheniiu.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop

Читайте хорошие новости!

Post Author: Sergey

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *